«Неприбыльная» организация — Центр противодействия коррупции

Почему ГПУ хочет получить информацию о деятельности ЦПК

Центр противодействия коррупции (ЦПК) зарегистрирован в форме гражданской организации. И является конвертационным центром, предназначенным для отмывания денег. Финансы отмываются для коррумпированных судей, сотрудников органов прокуратуры и НАБУ.

Механизм действия прост: «жертвующий» благотворитель перечисляет «бесповоротную материальную помощь» на счёт ЦПК, у которой статус общественной организации. Цель такого платежа — дать взятку конкретному судье, но так, чтобы судья мог деньги получить легально.

Известно, что судьи в нерабочее время могут заниматься научной работой на платной основе. Чтобы эти деньги легализовать, судье достаточно подписать договор с ЦПК про «предоставление научных консультаций». Исключением является определённый процент, который остаётся «основателям» ЦПК.

Механизм зафиксирован в решении Печерского районного суда Киева 08.12.15, где судьёй Москаленко было рассмотрено и удовлетворено заявление про самоотвод судьи Батрин.

http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/54220392

Судья Батрин отказалась рассматривать жалобу исполнительного директора ЦПК Каленюк на бездеятельность Генпрокуратуры. В заявлении судья упомянула, что получает в «Центре» денежную помощь и поэтому объективной быть не может.

Чтобы представить, какие деньги проходят по счетам «неприбыльной» организации, можно упомянуть официальный доход Шабунина, Каленюка и Устинова. «Общественная деятельность» приносит каждому из них по 5-6 тысяч долларов в месяц. Получается, что только они получают в год суммарно 200 тысяч долларов. При этом, Шабунин заявляет, что оборот их гражданской организации в год составляет 400 тысяч долларов.

ЦПК налогов практически не платит. Полученную прибыль переводит на счета частных предпринимателей Шабунина, Каленюк и Устиновой.

В итоге, ГПУ обратилась в суд с ходатайством про получение доступа к информации о движении средств на счетах «Центра» и список контрагентов. Основание — исчезновение денег, которые были выделены правительством США для финансирования программ правительства Украины, предназначенных для проведения реформы в органах прокуратуры. Получателем денег, кроме ГПУ, в программе технической помощи были указаны, как ни странно, Одесская ОГА и общественная организация «Центр противодействия коррупции». Как объясняет Шабунин, «деньги ГПУ и не предназначались».

Получение ГПУ доступа к счетам ЦПК вызвало у Шабунина практически истерику. Больше всего он боится того, что будет открыта связь между ЦПК и адвокатской компанией «Арцингер», одним из партнёров которой является экс-заместитель генпрокурора Касько.

Общественная организация имеет большой денежный оборот, но не отчитывается публично о своих доходах и использовании средств, а также скрывает финансовую отчётность от правоохранительных органов. Во всём цивилизованном мире есть практика, когда гражданские организации сами, без судебных решений, размещают детальные отчёты про финансовую деятельность на своих страницах в интернете.